23.02.2018
НЕВОЗМОЖНОСТЬ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ БЕЗ ИХ ВОССТАНОВЛЕНИЯ И ВЕРНОГО ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА.

Любая научная публикация по определению есть основной результат деятельности исследователя. Основная задача геоэкологических исследований – поиск разумных и приемлемых компромиссов между природой, населением и производством. Более мелкими задачами являются (для данной работы):

1) изучение источников антропогенного воздействия на окружающую среду и экосферу, их интенсивности и пространственно-временного распределения;

2) оценка, прогноз и моделирование антропогенных воздействий;

3) разработка рекомендаций по оптимальному использованию геоэкосистем.

В данной публикации представлены реальные результаты достижения компромисса на отдельно взятой территории, показана реальная компенсация ущерба ранее нанесённого антропогенной деятельностью, реальное обогащение биоразнообразия при происходящем изменении климата. Эти результаты подтверждают эффективность проводимой работы, которая называется за рубежом агролесоводством (Agroforestry). Подобная деятельность также является эндогенной инновацией. Инновации представляют собой изменения, которые носят качественный характер и ориентированы на экономический, (а в этой связи, и социальный) эффект. Главной функцией инновационной деятельности является функция положительных изменений. В настоящее время научные рекомендации по оптимальным мероприятиям для реализации функции практики положительных изменений в экологии и в деле сохранения биоразнообразия отсутствуют. Инновационный процесс в сфере решения проблем геоэкологии и биоразнообразии слаб потому, что встретил на своём пути силы, препятствующие его развитию. Поэтому, если мы понимаем инновацию как процесс, мы должны признать и наличие сил сопротивления этому процессу, обозначив их, хотя бы в первом приближении, в научной, правовой и экономической интерпретации. Сопротивление процессу несут экзогенные (внешние) и эндогенные (внутренние) факторы сформировавшихся научных и экономических структур, а также системы отношений с ними связанными. Приведем некоторые экзогенные (внешние) факторы-тормоз:  

- в подавляющем большинстве случаев руководители научных и экономических структур не желают менять status-quo своих тем и доходов, и сознательно не идут на поддержание инновационного процесса, тем самым усиливая эффект сопротивления инновации;

- традиции, прочно укоренившиеся в научных и производственных процессах, составляющие основу профессионализма, представляют собой основу силы неприятия (инновации) всего того, что резко отличается от ранее принятого стандарта профессии. Любое отклонение от установившихся профессиональных сценариев выполнения работы (ритуала), как правило, воспринимается в научном обществе как недостаточный профессионализм и при помощи отлаженной системы "поощрения-наказания" (статья-диссертация) процесс направляется в традиционное русло (а не в инновационное);

- состояние настроений в научном обществе, их направленность; отсутствие желаний к переменам и делать уступки в традициях, отсутствие экономически активных людей (креативного типа), желающих идти на инновационный предпринимательский риск – ещё один экзогенный фактор, входящий в состав механизма сопротивления инновационному процессу. А так как инновация – это отклонение от стандарта (на то она и инновация), профессионал из традиционной науки и экономики будет одним из первых, кто встанет на пути этому изменению (если только этот профессионал не является креативным).

Некоторые общепринятые эндогенные (внутренние) факторы-тормоз: 

- отсутствие или недостаточность развития национальной научной школы, обеспечивающей развитие нового технологического уклада;

- неправильно выбранные приоритеты научного и экономического развития, но поддерживаемые энергией и финансовыми ресурсами людей, стоящими за этими приоритетами (волюнтаризм) (Макаренко, 2005).

Целью этой статьи является не только сделать доступными полученные результаты для иных исследователей, но показать и доступность и необходимость такой практики для окружающей среды и для молодой, креативной части исследователей в науке, благо, эта практика не требует больших материальных ресурсов. Например, "угробленный" до деградации советскими "агроспециалистами" земельный участок можно получить в собственность под фермерство бесплатно или за часть кадастровой цены, быстро можно сделать экологически и экономически ценным, приносящим экологическую и экономическую пользу и окружению, и очень дорогостоящим и освобождённым от части налогов участком-товаром. Об этих плюсах и его крайней необходимости окружение даже не подозревает (влияние факторов-тормозов). Это и есть главный признак эндогенной инновации – создание ранее отсутствующего товара, о необходимости которого никто и не подозревал. 

На сегодняшний день известны следующие факты:

1. Среднегодовое количество осадков Тюменской области в 480мм осадков означает, что на 1га региона в среднем выпадает в год 4800 тонн осадков.

2. На образование/синтез 1 тонны лесной органики/биомассы требуется 100 тонн воды (Данилов-Данильян, Лосев, 2006).

3. На получение 1 тонны зерна с одного гектара требуется уже в 10 раз больше воды, т.е. 1000 м3 (1000 тонн) воды на этот гектар, на 3 тонны зерна – 3000 тонн воды осадков (Данилов-Данильян, Лосев, 2006).

4. Если в конце XIX в. средняя урожайность была порядка 10ц/га, то сохранялся положительный баланс между пополнением и водозабором подземных вод, в результате чего, малые водотоки (родники, ручьи, малые реки), средние реки (протяжённостью до 500км) и крупные реки были полноводными и с рыбой. Не надо забывать и о большей лесистости конца XIX в.

5. Что такое создать новый урожайный сорт? – Это, по сути, означает создать более мощный водяной насос, т.е. урожайность в 30ц/га означает способность извлечь растениями этого сорта с 1га 3000 тонн влаги, 40ц/га – 4000 тонн воды. И это факт!

Отсюда имеем ясную причину исчезновение малых водотоков (родники, ручьи) – вода осадков перехватывается растениями и уже не пополняет подземные воды, источники малых водотоков иссякают и как следствие – маловодье малых, средних и больших рек и безрыбье. Теперь виден  механизм и факт нарушения баланса между пополнением и водозабором подземных вод в наше время "достижениями" в растениеводстве. Таким образом, увеличивая количество углеводной пищевой продукции за счёт траты невоспроизводимых ресурсов, уничтожаем белковую пищевую продукцию, или белковые ресурсы, на которую не воспроизводимые ресурсы не требуются.

6. 19 ноября 1703 Императором Российской Империи Петром Великим был издан указ, который до сего дня лесным научным сообществом трактуется как законодательный акт об описи лесов во всех уездах в пределах 50 верст от больших рек и 20 верст от малых (Полное собрание законов Российской империи, 1830). Основной же смысл указа иной и ясно выражен во фразе: "…которые в те большие реки впали, а сплавному ходу по ним быть мочно", что означает, что реки должны оставаться судоходными "дорогами". Эти расстояния в 50 и 20 верст буквально означают ширину водоохранных зон этих рек, которые были призваны сохранять и водность этих рек, сохранять лесные и рыбные ресурсы, и уменьшать силу паводков, а также означают длину основной массы притоков-водотоков этих рек – родников, ручьев и речушек питающих "большие и малые" реки. Затем, всего за сорок лет – с начала 1861 ("воля" для крестьян) по 1913, площадь лесов Европейской России сократилась на 40%. Леса рубили на водоразделах, по берегам водотоков, независимо от их размера. Естественно, реки стремительно мелели. Крупные ещё сохраняли роль транспортных артерий, но малые уже не могли принимать суда и баржи. Все малые притоки Волги, Днепра, Камы, Дона или вообще перестали быть судоходными, или стали судоходными только на части протяжения. И вылов рыбы резко сократился. Ещё в 1870-е годы во всех притоках и субпритоках Волги, включая Москву-реку, водилась стерлядь. К началу XX в. качественной рыбы стало намного меньше. Причины? Обмеление рек? НЕТ – прежде всего, как и при обмелении рек, – сведение водоохранных лесов. Помимо главного значения для существования живых лесных организмов, от состояния лесов зависит, как и существование организмов в реках и морях, так и локальная влажность и "притягивание" дождей, т.е. леса – ключевой элемент всей земной биосферы. Результаты проведенного международного исследования с участием экспертов из России, Японии, Китая и Монголии дали ответ на вопрос "Почему Охотское море богаче рыбными ресурсами, чем другие моря?" - Условием "рыбного" благополучия Амура и Охотского моря является поступление в него с водами Амура соединений железа, которые вырабатываются в лесах, покрывающих бассейн великой реки. Но для его переноса в реки и моря необходимы соединения, которые называются фульвокислотами. Они образуются лишь в результате разложения лесного опада в водоохранных лесах (Куликова, Яницкая, 2011). Нет таких лесов – нет опада, нет воды, нет и рыбы даже при наличии воды, и стали частыми "Великие Засухи" с большой смертностью на больших территориях. Власти Империи отреагировали – обязали учёных разработать защиту от засух, где главным для восстановления водности и влажности воздуха (климата), вплоть до увеличения дождей, стало восстановление вырубленных лесов на водоразделах и восстановление водоохранных и полезащитных лесов. Василий Васильевич Докучаев и иже с ним убедили Правительство Александра II провести научный эксперимент в самой засушливой части Черноземья - Каменной Степи (ныне Таловский район Воронежской области) – создать искусственные лесные насаждения.

С 1917 новая власть продолжила беспорядочную рубку. Лишь после засухи и голода 1921 и особенно 1946-1947, когда от голода умерло порядка 2 млн. граждан СССР, что эквивалентно 10% потерь в Великой Отечественной войне, лесные работы были возобновлены, и остатки водоохранных лесов охраняли не лесники, а войска НКВД. Постановлением Совета Министров РСФСР от 17.03.1939 №91 вокруг территорий рек, озер и водохранилищ выделялись водоохранные зоны. Для рек их ширина уже была оставлена в следующих размерах: по длине реки от истока от 101 до 200км – 300м, от 201 до 500км – 400м, свыше 500км – 500м. Продолжили и посадки лесов и лесополос.

В 1991 после развала СССР и планов по развитию страны, первые народные депутаты мудро вывели водоохранные зоны из состава земель сельхозназначения и ввели в состав вновь образованной категории земель природоохранных (п.1 ст.97 ЗК РФ). Но в 2006 последующие депутаты, при молчании научного сообщества (экзогенный, внешний фактор-тормоз), изменили ЗК РФ, уменьшили размеры водоохранных зон и ввели их обратно в состав земель сельхозназначения (ликвидировали п.1 ст.97 ЗК РФ). Это означает запрет сажать нужный там лес и обязательство пахать их, вносить удобрения, что ведёт к смыву почв, заилению рек и водохранилищ, увеличению паводков и уничтожению подземных стоков, т.е. к уничтожению малых водотоков. Только в Татарии с 1954 уничтожено более трети малых водотоков – вот и нет и не будет прежней воды в реках (Государственный доклад … Республики Татарстана), в Среднем и Южном Поволжья ситуация не лучше!

Василий Докучаев в своих первых работах (Докучаев, 1892) писал о необходимости выработки норм, определяющих относительные площади пашни, лугов, леса и вод. И считал достаточным соотношение между лесами и полями как 10-20% леса и остальные 80-90%. Но ныне имеем факт массового сведения лесов (более чем вдвое по сравнению с началом XX в.) и иные, намного большие площади сельхозугодий при новых высокоурожайных сортах сельхозкультур (более чем втрое по сравнению с началом XX в.). Т.е. имеем отрицательный баланс между пополнением и водозабором подземных вод. И рекомендации В.Докучаева по соотношениям площадей леса и сельхозугодий на сегодня безнадёжно устарели. С учётом вышеприведённых, но никем не сведённых воедино фактов, считаю обоснованным уже такое соотношение: 1га леса даёт возможность существовать и малым водотокам, т.е. прекратить процесс маловодья и иметь 3-4га сельхозугодий с урожайностью 30ц/га, а для восстановления уничтоженных водотоков площадь сельхозугодий должна быть лишь 2-3га. Прогнозируемое специалистами и наукой увеличение осадков без увеличения площади лесов даст лишь усиление эрозии, ускорит рост оврагов, увеличит силу наводнений и паводков, даст небольшую прибавку урожайности, но не увеличит, не восстановит подземные воды и водотоки.

Если научное сообщество не станет экстренно рассматривать эту принципиальную проблему, не озвучит её решение перед обществом и Госдумой России – необходимость снижения площадей полей и увеличение площадей лесов в сельхозрегионах в водоохранных зонах вдоль рек и на водоразделах, то это приведёт к дефициту воды в густонаселенных регионах России, приведёт к ускорению процесса сокращения биоразнообразия и ООПТ.

Основным эндогенным фактором-тормозом в задаче восстановления и затем оптимального использования геоэкосистем со стороны системы биологических и экологических образовательных структур, например, кафедр права в таких ВУЗах, является следующее: Согласно ст.11 Закона "О фермерском хозяйстве" под фермерство выделяются земли из категории земель сельхозназначения из шести групп земель. В первую входят такие угодья как пашня, сенокосы, пастбища, многолетние насаждения, залежь. В четвёртую группу входят болота и земли, занятые древесно-кустарниковой растительностью. И ни в одном научно-методическом издании не сказано о возможности и необходимости использовать земли четвёртой группы как инновацию под лесное фермерство - агролесоводство с его насаждениями из требующих сохранения исчезающих видов, что поможет решению проблем и биоразнообразия и геоэкологии.

Далее, нигде не толкуется должным образом новелла права (инновация) о праве на бесплатное получение земли лишь для фермерства, т.к. законом лишь фермерам вменена обязанность лично работать на своей земле. Во всех изданиях речь идёт о передаче земли под фермерство лишь за плату (Воронин, 2009), в т.ч. для лесного, что противоправно. Все административные структуры, получившие такое "образование", под фермерство лишь продают землю, да и не за часть кадастровой цены, а через аукцион, что не соответствует правовым  нормам. И в результате: отсутствует нормальное толкование существующего права, следовательно, геоэкологические проблемы не решаются частной инициативой, фермерство слаборазвито, а лесное вообще отсутствует. Но зато развивается процесс запустения в сельской местности. Заброшенные малоплодородные земли сельхозугодий, всё более зарастающие "дрянником" (деревьями, выросшими не из сортовых и элитных семян, от избежавших бензопилы "плохих" деревьев). Администраторами и служащими, не получившими должное правое образование, толкование и вразумление земли бесплатно под фермерство не выделяется. Это "проверено" на личном опыте во многих регионах с 1991 (Псковская, Тверская, Кировская области, Татарстан, Марий Эл, Удмуртия). Такая земля через несколько лет уже не будет пригодна для облесения ценными видами – "уборка дрянника" требует финансовых затрат и е даст работу селянам, продукцию, и налоги в муниципальный бюджет – т.е. имеем от преподавателей права ущерб социальный, экономический и экологический в результате не понимания лишь этой новеллы-новации права. Ущерб и в том, - что заросшие "дрянником" региональные земли сельхозугодий  будут переданы в земли категории лесного фонда, а это уже земли федеральные и, регион "теряет" не только налоги, но и "суверенитет" над этими землями.

Далее, нигде и никем не понято, а поэтому не сказано ни одного слова о том, что действующие Земельный и Лесной кодексы РФ не запрещают гражданам вырастить и иметь в собственности лес. Об этом однозначно указывает ст.9 Конституции РФ - право граждан России обладать любыми природными ресурсами. Лес – один из этих ресурсов. Подобная правовая не компетентность наносит ущерб экологии и биоразнообразию, т.е. нарушает права граждан. Любой гражданин России имеет право создать коллекцию (арборетум), а также питомник ценных и редких (краснокнижных) древесных видов и экзотов, и далее лес, вырастив их из официально приобретенных семян и саженцев.

Весь выше перечисленный ущерб земле, водам, лесам и биоразнообразию стал возможным "благодаря" действию эндогенного, внутреннего фактор-тормоза: - неправильно выбранные приоритеты научного и  экономического развития, поддерживаемые "энергией" и финансовыми ресурсами людей (научными руководителями, администрацией и госслужбами), стоящими за этими приоритетами (волюнтаризм) агропрома и леспрома и обеспечивающих эти отрасли наук. Каков выход? - Только агролесоводство - это намеренное внедрение ценных древесных видов в различные типы сельхоздеятельности. Зарубежные фермеры давно применяют методы агролесоводства по двум причинам. Они хотят увеличить свою экономическую стабильность и оптимизировать управление естественными ресурсами в их попечении. Использование древесных видов должно приводить к повышению либо биологической продуктивности, либо экономической отдачи системы, либо и того, и другого вместе. Получающиеся биологические взаимосвязи дают многочисленные выгоды, включающие диверсификацию источников дохода, увеличенное биологическое производство, лучшее качество воды и улучшенную среду обитания как для людей, так и для дикой природы. Традиционный лесопитомник или плантация ореха, управляемые как специализированные монокультуры, не являются системами агролесоводства. Ими также не являются лесные угодья, организованные лишь для продуктов леса. Агролесоводство включает сочетание выращивания деревьев с иными отраслями, такими как содержание пастбищных животных или производство грибов, либо управление лесным угодьем для многообразия специальных продуктов леса. Например, агролесная система может производить древесное топливо, сырье биомассы, хвою сосны, мульчу, грубый корм для пастбищных животных и другой традиционный лесной материал. В то же время деревья укрывают домашний скот от ветра и солнца, создают места обитания дикой флоры и фауны, контролируют эрозию почвы, а бобовые виды – фиксируют азот для улучшения плодородия почвы, восстанавливают водоотдачу. Но методы агролесоводства также производят значительный экологический эффект, который многие расценивают как равноценный или более важный, чем потенциальные сельскохозяйственные или экономические выгоды. 

Системы агролесоводства для чиновников и служащих отечественных агропрома и минсельхоза и обеспечивающих их сель-лесхознаук оказались гораздо сложнее чем для зарубежных фермеров. И актуальность рекультивации деградированных почв, земель, восстановление водоотдачи, сохранение ценных исчезающих видов и их истинная интродукция в классическом виде, и рациональное природопользование через агролесоводство очевидны лишь отечественным фермерам-землевладельцам (Минлебаев, 1999).

Общеизвестно, - там, где плодородие почв создано лесной растительностью, то сразу после сведения лесов плодородие таких лесных почв начинает снижаться, уничтожаться сельхоздеятельностью. Специально был найден и получен "убитый" участок в 460га под фермерство, где "свели" лесную растительность под сельхоздеятельность: - плодородие почвы было уничтожено на 50%; эрозия из-за распашки склонов привела к росту оврагов со скоростью 2-10м/год, которые "выросли" до 2,5км длиной, родники стали маловодны и пересыхают уже к июлю. Такое снижение, точнее уничтожение почвенного плодородия характерно для всего региона (Шакиров, 1989). Только с 1971 на участке площадью в 460га площадь оврагов увеличилась на 12га. Всё это указывает на факты: а) деградации земли и почвы; б) стоимость рекультивации или ущерб участку в 84 млн.руб. Размер же средств бюджета РФ, выделяемых на рекультивацию деградированных земель по всей РФ Федеральной программой "Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельхозназначения … на период до 2012", составляет всего 40,7 млн.руб. Таким образом, государство не в состоянии восстановить уничтоженное плодородие и пересыхающие к июлю родники даже на одном участке. И продолжение использования таких земель в сельхозцелях является фактически уже порчей как почвенного покрова, так и самого земельного участка -  поверхность угодий, т.е. земля как угодье исчезает, на этом месте появляется овраг, что квалифицируется УК РФ как уголовное преступление. Для государства (чтобы не платить) и землевладельца (дешевле и разумно восстановить плодородие)  экономически и экологически целесообразна рекультивация деградированных земель, ранее покрытых лесом, с помощью лесомелиорации. Эксклюзивной особенностью было использование более эффективных для этой цели широколиственных видов, да к тому же требующих сохранения. При выборе древесных видов для лесомелиорации и увеличения влажности земли и полноводности родников на собственном фермерском участке учитывали, что:

а) бобовые виды за счет азотофиксирующих бактерий, широколиственные  виды за счёт опада восстанавливают плодородие почвы и увеличивают влажность на участке. Это обеспечит выращивание насаждений иных ценных видов и экзотов, более требовательных к плодородию почвы и влаге;

б) необходимость сохранения видов из списка ценных (запрещённых к рубке в России) и из Красных книг. Из наилучших экземпляров отбираются лучшие деревья-семенники для создания иных частных ценных лесов людьми креативного, пассионарного типа. Такие деревья и насаждения являются частной собственностью, выращены на частной земле, поэтому разрешено и их использование – распоряжение ими, т.к. это свойство частной собственности, вплоть до использования в качестве сырья, например, для изготовления мебели.

в) используемые для лесомелиорации и требующие сохранения виды, имеют большую ценность, чем местные, за счёт рекреационных, продовольственных и иных хозяйственных свойств, при том же возрасте спелости;

г) насаждения создают отменную кормовую базу для животных, диких и домашних. Отдача от леса, в котором много дичи, выше на 20% и более.

д) При подборе учтены и прогнозы учёных. Из-за потепления в ближайшие 20-30 лет, в междуречьях Вятки и Камы исчезнут сосняки и ельники (Бударина Р., 2008). Лесная наука и лесные ведомства пока не принимают превентивных мер – по подбору и насаждениям из ценных интродуцированных видов, способных "приспособиться" к изменениям климата.

е) Применение реликтов обусловлено их повышенной устойчивостью к появляющимся вредителям (с юга), против которых бессильны местные виды.

Для создания собственных арборетума, питомника, лесосеменного участка и впоследствии ценного леса семена и микоризу закупаю в США. На 1га посадок ранее (1999) "уходило" порядка 2000 рублей, ныне (2011) – уже до 8000 рублей на закупку семян и микоризы в США, аренду автомобиля и иные расходы, и день работы. Силами семьи уже произведены посадки на 80га. Последние два года помогают волонтеры, которые "нашли" в интернете информацию из конференций о таком единственном поместье с такими целями. Спасибо всем оказывающим помощь. Ежегодно площадь насаждений увеличиваю на 2-5га, включая компенсацию выпада и уничтоженных антропогенными пожарами (умышленными поджогами). Звери вредят меньше. Например, в 2011 созданы насаждения из 3га бархата амурского, 0,7га груши уссурийской и 1,5га орехов маньчжурского и айлантолистного. В другом регионе на 1,5га высажены орех чёрный и ланкастерский, бундук двудомный и робиния.

Выращиваю бархат амурский, бундук двудомный, гинкго билоба, каштан конский (обыкновенный, павия и забытый), лещину древовидную, робинию, орех (айлантолистный, грецкий, маньчжурский, серый, черный, ланкастерский), карии, птерокарии, сосну (жёлтая и корейская), кипарис болотный, тис ягодный, свободноягодник колючий, хурму виргинскую и иные нужные для земли и вод поместья и биоразнообразия Поволжья виды (Минлебаев, 2009).

Вот таким практическим способом и реализуется эндогенная новация, позволяющая проводить и мониторинг и решать геоэкологические проблемы. И создана, по сути, особо охраняемая природная территория. Или, в соответствии с терминологией Международной системы добровольной лесной сертификации − системы Лесного попечительского совета (FSC), создается лес высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ), где представлено высокое биоразнообразие, имеющее мировое, национальное и региональное значение (Красные книги "мира", России и региона). В поместье (землевладении) созданы: а) ЛВПЦ 1.1 – место концентрации редких и находящихся под угрозой исчезновения видов (ООПТ); б) пункт интродукции; в) селекционно-семенной пункт; г) будущий деловой лес, но никак не плантация.


Гусман Валеевич Минлебаев, фермер-лесозаводчик, поместье "Малая Волжская Булгария", Татария


Литература

1. Бударина Р. Глобальное потепление / Р.Бударина // ЛесПромИнформ. – 2008. – №8 (57). – С. 154-157.

2. Воронин Б.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство в России: правовое положение, перспективы / Б.А.Воронин // Аграрный вестник Урала. – 2009. – №7. – С. 99-1002.

3. Государственный доклад о состоянии природных ресурсов и об охране окружающей среды Республики Татарстана // Ежегодные доклады Министерство экологии и природных ресурсов республики Татарстан, Казань.

4. Данилов-Данильян В.И., Лосев К.С. Потребление воды: экологический, экономический, социальный и политический аспекты. М.: Наука, 2006. 221 с.

5. Докучаев В.В. Наши степи прежде и теперь, 1892. Санкт-Петербург. Типография Евдокимова. – С.44.

6. Куликова Е., Яницкая Т. Лес для людей, люди для леса / Е.Куликова, Т.Яницкая // ЛесПромИнформ. – 2011. – №1(75). – С. 166-170.

7. Минлебаев Г.В. Нарушения конституционных прав граждан при проведении земельной реформы в Татарстане / Г.В.Минлебаев // Экологическое право. – 1999. – №1. – С. 14-17.

8. Минлебаев Г.В. Опыт создания частного лесодендропарка в поместье "Малая "Волжская Булгария" / Г.В.Минлебаев // Проблемы современной дендрологии (Матер. междунар. научной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения чл-корр. АН СССР П.Лапина). М., 2009. – С. 229-233.

9. Полное собрание законов Российской Империи. – 1830. – Т. IV-VII.

10. Шакиров Р.С. Земное плодородие, Казань, 1989. 120 с.

11. Макаренко И.П. Проблемы формирования системного инновационного процесса / И.П. Макаренко // Проблемы и перспективы инновационного развития экономики. Материалы десятой международной научно-практической конференции по инновационной деятельности. Киев-Симферополь-Алушта. 2005. 


Комментарии:
Добавлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]